«Форд», «Бритиш Лейлапд Корпорейшн» и «Мо­сквич»

 

Из семи автомобильных фирм, выставивших специально подготовленные команды, в зачетном составе финишировали лишь три: «Форд», «Бритиш Лейлапд Корпорейшн» и «Мо­сквич».

Воля к победе, мужество и мастерство членов советской команды обеспечили им успех. АЗЛК выставил для участия в «ралли века» лучших своих автоспортсменов—испытателей Юрпя Лисовского, Владимира Бубнова, Ивана Астафьева, Александра Сафонова, Геннадия Гаркушу, Эммануила Лиф- шица, Виктора Щавелева.

После окончания марафона один из его участников, извест­ный шведский гонщик Гуннар Пальм, говорил: «Только те­перь, когда все уже позади, когда с содроганием я вспоми­наю эти бесчисленные спуски, подъемы, повороты, поломки и бессонные ночи, я могу сказать: трудно было как никогда и как. возможно, уже никогда не будет...»

Организаторы ралли — английская газета «Дейли Мир- pop» — выбирали трассу с таким расчетом, чтобы она вклю­чала в себя все мыслимые для автомобилей испытания. Па до­рогах трассы участники гонки встретили скользкие от дождя автобаны Европы, скалистое бездорожье Балкан, Альп, Ап- ненин, Кордильеров и Анд, туманы Португалии и Уругвая, пыль аргентинской пампы, тяжелые дороги Чили и Боливии, кислородное голодание на «дороге инков».

Особенно тяжелым был участок между аргентинскими го­родами Родео и Ла-Винья. Здесь на высоте 4500 метров над уровнем моря проводилась ночная скоростная гонка. Дорога изобиловала ухабами, крутыми поворотами. Пыль, пе проби­ваемая светом фар, повисала плотной завесой, особенно когда машины шли со скоростью 120 километров в час.

Гонка на этом участке вывела из борьбы многих. Сошел с дистанции победитель марафона «Лондон—Сидней» Эндрю Кован. Его «Триумф-2,5» разбился на повороте о скалу. Гон­щика в тяжелом состоянии отправили в госпиталь.

Крутой поворот вывел из борьбы и один из пяти автомо­билей «Москвич-412». Эта машина, шедшая под номером 21, сорвалась под откос и получила повреждения. На помощь пришел экипаж «Москвича-412», шедший под номером 84. Совместными усилиями машина была отремонтирована, и оба экипажа вместе дошли до контрольного пункта. Однако время было безвозвратно упущено, и обоим пришлось сойти с дистан­ции марафона. Обозреватели прессы в Европе и Южной Аме­рике с восторгом отмечали взаимовыручку, товарищество совет­ских гонщиков, называя этот случай «лучшим примером ко­мандной дружбы».

Но. конечно, одной дружбы было бы мало. Все члены со­ветской команды — выдающиеся спортсмены, которые посто­янно демонстрируют высокое мастерство. Вот хотя бы водитель- испытатель АЗЛК Владимир Бубнов. Мастер спорта междуна­родного класса, он шесть раз был в разные годы чемпионом СССР и имеет наибольшее среди всех советских автомобили­стов число золотых медалей.

Другой заводской участник ралли «Лондон—Мехико», Юрий Лисовский, тоже мастер спорта международного класса, обладает целой коллекцией спортивных титулов, добытых за ру­лем автомобиля. Он чемпион СССР по ралли и шоссейно-коль- цевым гонкам, серебряный и бронзовый призер двух .между­народных ралли «Русская зима», призер ралли «Акрополис» в Греции, «Тысячи озер» в Финляндии, «Влтавы» в Чехосло­вакии и других.

Вот что рассказывали Лисовский, Бубнов и их товарищи но команде:

—      Перед нами стояли задачи продемонстрировать преж­де всего высокую надежность, отличные эксплуатационные ка­чества и динамику стандартного серийного «Москвича-412». Эта задача была выполнена, «Москвичи» победили многих име­нитых соперников, показав себя лучше, чем широко разрекла­мированные автомобили западноевропейских фирм, специаль­но подготовленные для участия в марафоне.

—       Часто спрашивают, каким был наш рабочий день,—про­должали свой рассказ гонщики. — Вернее сказать, «рабочие сутки». Ведь движение было безостановочным и круглосу­точным.

Доставалось всем. Даже обычная смена колеса, сущий пу­стяк для любого шофера, для нас оборачивалась неприятно­стью. На высоте 4 тысяч метров это требовало такой же за­траты энергии, какую расходует бегун на километровой дистан­ции. А ведь на некоторых участках приходилось но пять-шесть раз менять колеса, «горели» колодки, не выдерживая беско­нечных поворотов и торможений. Да и само вождение в таких условиях требует громадного напряжения, выносливости, силы воли...

Запомнилось несколько удивительных эпизодов. На одной из заправочных станций, где-то в Эквадоре, мы решили попол­нить запас горючего и заменить колеса, благо подошла наша «техничка». Работать было трудно: «Москвич» окружала ог­ромная восторженная толпа. Когда люди увидели, что мы до­стаем домкраты, они подхватили машину и подняли ее на ру­ках. Так и меняли колеса без домкратов.

В горах Боливии, неподалеку от Ла-Паса, мы на скорости хотели взять брод. Но он оказался глубоким, машина села, мотор заглох. Толпа боливийцев с криками «Руссия, Руссия!» бросилась к нам на помощь. Не теряя ни секупды, наши «бо­лельщики» в одежде погрузились в воду, подняли машину и вынесли ее на берег. Последовала короткая, совершенно непо­нятная, но очень дружественная беседа, и через одну минуту мы. к нашему великому удивлению, услышали из уст одного нашего «спасителя» вполне членораздельные русские слова: «Миша, дафай. Миша, дафай быстро!» Почему Миша —неиз­вестно, но это было так трогательно, что никогда не забудется.


Гонщиков автозавода имени Ленинского комсомола еще- больше спаяла дружба, без которой пе было бы побед.

И еще: все они испытывают чувство благодарности к забот­ливому заводскому коллективу, заАместителю главного конст­руктора Игорю Александровичу Гладилину, к своему трене­ру, большому знатоку и мастеру автомобильного спорта Рома­ну Александровичу Чертову.

Р. А. Чертов сыграл большую роль в подготовке заводских автоспортсменов. Он руководил заводской секцией автоспорта, являлся заслуженным тренером СССР и заместителем предсе­дателя Федерации автомобильного спорта СССР.