«Гребешок» больше не шлифуем

рассказывала Куз­нецова, — перевели его на полировальный станок, и, представь­те, получается очень хорошо, а производительность поднялась в 25 раз! Скорость резания на некоторых операциях увеличи­лась в 15 раз.

Освоив одну деталь, взялись за другую, за третью...

Это уже был настоящий успех. Кузнецова и члены ее бригады, а с ними Воронков и Чилингарян чувствовали себя именинниками.

Подумать только: освоили 54 из 64 проектных норм. И это на прежнем оборудовании и без добавочной рабочей силы. Уча­сток получил возможность отказаться от трех станков и вы­свободить трех рабочих. Трудоемкость изготовления пяти де­талей уменьшилась на 102 минуты, а себестоимость их изго­товления снизилась на 25 процентов.

«Гребешок» больше не шлифуем«Гребешок» больше не шлифуем«Гребешок» больше не шлифуем«Гребешок» больше не шлифуем
МЗМА изготовлял тысячи самых разнообразных деталей, но об этих пяти всегда шел особый разговор, они были дороги сердцу каждого. Пять деталей стали своего рода «подопытны­ми кроликами», над которыми произвели удачный экспери­мент и получили долгожданный положительный ответ: да, мы можем сделать шаг длиною в три года и начать в 1947 году работать по нормам 1950 года.