«Москвич-407» часто подвергался модернизации

 Ведь экспорт имеет свои за­коны. Меняют внешние формы кузова на европейском и миро­вом рынках, а с этим надо считаться, от этого нельзя отста­вать, чтобы сохранить конкурентоспособность. МЗМА, начав­ший экспортировать автомобили еще в 1949 году, постоянно заботился об этом.

Вот почему у конструкторов всегда много дел. Огромной работы потребовала новая модель—«Москвич-408». Полный цикл проектирования, постройки и испытания опытных образ­цов проводился пять раз. В экспериментальном цехе было подготовлено около 25 опытных автомобилей и 15 образцов переходных моделей, на которых испытывались различные узлы и агрегаты «Москвича-408». Суммарный пробег во вре­мя испытаний всех этих образцов составил около 150 миллио­нов километров.

Испытатели автомобилей... Мало кто знает о трудностях этой увлекательной профессии.

Вот один из испытателей — Анатолий Трофимович Чеку­лаев. «Укротителем» «Москвичей» оп стал смолоду, придя па завод из армии. Пришел и сразу сел на «четыреста восьмой». Рядом с ним еще недавно правившийся всем «четыреста седь­мой» как-то поблек.

Чекулаев вложил в новую модель много сил. Заводские испытания проводились долго, в жару и в холод, на асфальте н на булыжнике, в снежных сугробах п горячих песках. Труд­ности планировались заранее, и придирчивый испытатель в дружной компании таких же, как оп, испытателей гонял опыт­ные образцы автомобиля по заболоченным трассам и разби­тым колеям, по крутым горным дорогам и пустыням.

Такую же изнурительную работу проводили другие испы­татели — товарищи Чекулаева механик А. Герасимов, инже­неры JI. Бархп, А. Бучин, водители В. Осипов, А. Протасов, В. Орлов п многие другие. Они проявляли большое усердие, выдержку п любовь к своему делу. Испытания должны были дать ответы па многие вопросы: тут и экономич­ность, и динамические качества, п, главное, надежность авто­мобиля.

Мпого нужно было терпения и упорства, чтобы шаг за шагом снова повторять весь цпкл испытаний с целью обнару­жить малейшую слабипку, внести необходимую поправку. Су­ровыми и прочностными испытаниями автомобилей были про­беги с максимальной нагрузкой и максимальными скоростями на выбитых булыжных дорогах. После одного из таких пробе­гов водитель Ф. И. Вожко с сожалением увидел большую тре- щипу на задке кузова, однако именно этот результат послу­жил хорошим материалом для внесения необходимого изме­нения в конструкцию кузова.

Находясь за тысячи километров от завода, испытатели оперативно сообщали конструкторам о результатах испытаний, и те немедленно корректировали конструкцию. А в экспери­ментальном цехе изготовлялись новые образцы для контроль- пых испытаний.

Шли долгие месяцы. Чекулаев, измученный постоянной тряской па самых худших дорогах, изнуренный зноем и сту­жей, заполнял на коротких стоянках страницы бортжурнала. Сколько в нем интересных записей! Однажды под Камепкой- Дпепровской па трудном булыжпом участке у одного из опыт- пых образцов сломался рычаг передней подвески. Испытатель немедленно передал по фототелеграфу в Москву снимок ава­рийной детали, п через несколько часов самолет доставил на место происшествия конструктора. Ему важно было лично посмотреть, что и как произошло.

В Москве, в отделе главного копструктора МЗМА, хра­нятся сотни фотографий, воспроизводящих всю историю и гео­графию заводских и государственных испытаний автомобиля «Москвич-408». Подмосковье и Прибалтика, Запорожье и Сред­няя Азия, Крым и Прикаспий... II всюду эксперименты, на­блюдения. исследования. Сотни километров в день по самым невероятным, неправдоподобно плохим дорогам — очень тяже­лый и небезопасный труд.

...Знойно. Пески. Машины идут черепашьим шагом. То и дело надо выходить из кабины и щупать ногами предатель­скую почву. Кто-то из водителей неосмотрительно выскочил босиком и с воем запрыгал, будто ступил на раскаленную ско­вороду. В песок опустили термометр — 73 градуса выше пуля! Вот оно какое горячее, это туркменское лего!

Трудно людям, трудно машинам. Как ни осторожничали, а головная машина все же угодила в скрытый песками про­вал. Вторая с разгона проскочила его. Третьей не удалось по­вторить прыжок: она застряла на склоне привала, осев в него задом.

Решили сначала выручать третью. Люди тащили ее изо всех сил, помогая мотору, вязли в зыбком песке, по вытащили. Потом привели в порядок вторую машину. II наконец, с по­мощью двух взяли на буксир провалившуюся. Операция про­должалась четыре часа. Уже во мраке, подъезжая к Фирюзе, выбившиеся из сил испытатели заметили в свете фар серебря­ную стрелу арыка и подогнали к нему машины.

Освеженные прохладной водой, на вымытых п сверкаю­щих как ни в чем не бывало «Москвичах» въехали они в ноч­ной Ашхабад. Чекулаев не лег в постель, пока не записал в журнал свои очередные замечания. Этот день подтвердил, что ходовые качества, надежность и прочность основных узлов вполне удовлетворительны. А пыленепроницаемость надо улуч­шить!