НА ДОРОГАХ НАШЕЙ ПЛАНЕТЫ

Однажды у советского геолога, вернувшегося из Африки, где он помогал искать нефть в непролазных джунглях и выжжен­ных солнцем пустынях, спросили: что больше всего вам за­помнилось в тех краях? В ответ он рассказал такой случай.

— Мы возвращались в город после месячного блуждания но пустыням. Ехали в тряском «джипе», под палящим солнцем,

усталые, измученные жаждой. И вдруг из-за поворота выско­чил пропыленный автомобиль. Сначала я не обратил на/него внимания, но присмотревшись, ахнул: да это же «Москвич»! Я затормозил «джип», делая знаки водителю «Москвича». Машина остановилась, и из нее вылез худощавый африканец в белой рубахе до колен.

—     Что угодно? — спросил он по-французски.

—     Ничего... Просто земляка встретил, — указал я на его машину.

—     О, «Москвич»!.. — воскликнул африканец, одобрительно кивая головой.

Мы долго беседовали, открывали капот «Москвича», щупа­ли его металлическое нутро, заглядывали вниз.

—     Это великолепно... — повторял мой новый знакомый.

Расстались мы друзьями. Я уже не чувствовал ни зноя,

ни усталости. А настроение было такое, словно после долгого ожидания получил добрую весточку с родной стороны.

Это было несколько лет назад. А сейчас на дорогах мно­гих стран мира, в африканских пустынях и на комфортабель­ных автострадах, «Москвичи» становятся такими же привыч­ными, как «форды», «фиаты» или «ситроены». АЗЛК отправ­ляет свои автомобили в 70 стран мира.

Первые «Москвичи» уехали за рубеж еще в 1948 году. С тех нор на заводском конвейере среди общего потока можно увидеть все больше машин, у которых в правом углу лобово­го стекла белеет наклейка: «экспорт». У разных стран разные вкусы и требования. Финнам нравятся яркие цвета, англичане требуют машины с правым управлением, в тропиках нужны особые двигатели и специальная электроизоляция.

Свои первые «международные» километры «Москвичи» наездили по Финляндии, Австрии, Норвегии. Потом они появи­лись на дорогах Бельгии, ГДР, Чехословакии, Бирмы, Цей­лона.

Климат стран различен, и АЗЛК пришлось приспосабли­ваться, в отдельных случаях частично менять конструкцию. Но удобства, динамические качества, прочность оставались неиз­менными. Вот почему выносливые «Москвичи» можно встре­тить и на просторах нашей страны, и в тесном лабиринте за­падноевропейских городов, и на крутых перевалах Альп, и на дорогах других континентов.

Уже в 1967 году, когда заводом был выпущен миллионный автомобиль, насчитывалось 57 стран, но которым мчалось мно­жество «Москвичей». Они получали высокую оценку профес­сионалов и автолюбителей, избалованных различными зареко­мендовавшими себя фирмами и марками. Вот что сказал тог­да о «Москвиче» президент Франции Шарль де Голль: «У ва­шей машины хорошая репутация. Она прочна и вынослива. Я желаю вам успеха».

Это подтверждается и тем, что «Москвичи» пользуются высоким спросом на международном рынке и добиваются от­личных результатов на крупнейших автомобильных соревно­ваниях.