сборка и сварка кузова

Более суток продолжалась сборка и сварка этого кузова

 (сейчас па это уходит несколько минут). Когда работа была закончена, энтузиасты подхватили кузов и понесли его на сво­их плечах из рембазы.

Рихтовку и оплавку поручили Ивану Рябову и Василию Булимову. Оба были опытными рабочими, но к «первенцу» приложили особые старания, кузов блестел как зеркало.

Теперь дело было за маляром. Вручную, соблюдая осто­рожность, окрасил он его в серый цвет и отправил в сушилку.

Из сушилки первый кузов погрузили па ручную тележку (конвейеров ведь еще не было) и переправили на второй этаж в обойное отделение. Там его встретил Василий Иванович Андронов.

—     Поставили мы кузов па два небольших козел очка,— вспоминает Василий Иванович,— и начали с любовыо гото­вить детали внутренней обивки. Бывшему фронтовику Алек­сею Гурвичу поручили установку электрооборудования, Нико­лай Блохнн (теперь он начальник отдела техники безопасно­сти) устанавливал стекла.

Многое еще не ладилось в ту пору. Особенно трудно было там, где недоставало опытных мастеров.

Пришел в то время к кузовщикам новый человек — фрон­товик Сергей Бутусов. Сурово обошлась с ним жизнь. В сорок четвертом, будучи в разведке, наскочил Бутусов на мину. В медсанбат его отправляли, не надеясь, что выживет.

Он выжил. Только обеих рук не стало. Инвалидом первой группы, добившись специального разрешения, пришел Сергей Ефимович на МЗМА. Протезы с черными перчатками уже были, он к ним привык, даже писать научился. И вообще, Бу­тусов на всякой работе чувствовал себя уверенно, многое сде­лал для освоения первых малолитражек, а когда организовали кузовной цех, попросился туда мастером.

Ни одного опытного кузовщика не было в новом цехе. Не­вероятно трудно пришлось мастеру Бутусову, но он учил моло­дежь и учился сам, был требователен к себе и к другим, часто недосыпал ночами и по крохам вырывал успех на своем про­изводственном участке.

Его участок стал лучшим. С огромным уважением отно­сились на заводе к этому человеку в черных перчатках. Но вот реже стала появляться улыбка на сто лице. Люди понимали: в цехе не все благополучно. И действительно, разладилось снабжение цеха деталями, работа от этого пошла неровно, с перебоями.

Многое зависело от четкой работы производственно-дис­петчерского бюро. Тогда Сергей Ефимович согласился стать начальником этого бюро. Наладил дело! Довелось ему впослед­ствии быть н заместителем, и начальником кузовного цеха. А когда построили по последнему слову техники новое замеча­тельное сооружение — цех обслуживания автомобилей, опыт Бутусова там особенно пригодился.

Этот опыт пришел с годами упорного труда. И пришел не только к Бутусову, но и ко всем, кто с ним соприкасался.

— Грубая рихтовка! — выговаривал он иной раз рабоче­му. Тот молча соглашался, понимал, что недоглядел.

Или, бывало, просит остаться часок поработать. Кому б отказали, ему — никогда. Уже пошли автомобили, наладилось дело, а он все приезжает на завод па рассвете, перед uepuun сменой — любил начинать день, твердо зная, что смена обес­печена всем необходимым.

Каждого новичка, поступающего в цех, представляли Бу­тусову. Он сам водил его но участкам, рассказывал о заводе. Сергей Ефимович любил подростков, умел душевно разгова­ривать с ними, с удовольствием работал в шефском совете по воспитанию молодых, приходил на их вечера и рассказывал о войпе, о фронтовой жизни. В 1971 году за успехи, достигнутые в восьмой пятилетке но развитию автомобильной промышлен­ности, оп был награжден орденом Октябрьской Революции.

В ту далекую пору, когда шла напряженная подготовка к выпуску первых автомобилей «Москвич», в помощь партий­ной и профсоюзной организациям завода газета «Московский большевик» стала выпускать на МЗМЛ свое специальное изда­ние. Оно так и называлось: «Московский большевик» па МЗМА». Еще сохранились пожелтевшие от времени малень­кие листки этой газеты — свидетельницы рождения первых «Москвичей». Живую, интересную, по беспощадную к недо­статкам, ее зачитывали до дыр. Газета собрала вокруг себя не только лучшие литературные силы завода, но и многих из­вестных писателей. В ней выступали партийные руководители и стахановцы, профсоюзные активисты и комсомольские вожа­ки, поэты и сатирики. Немало строк было посвящено и луч­шим производственникам, их опыту и умению организовать дело.

На заводе пользовался большой популярностью старший мастер цеха металлопокрытий Андрей Иванович Бобылев. Цех только недавно возник, нужны были рабочие, и старший мастер за короткое время обучил 30 новичков.

Комсомолка Пашенцева была телефонисткой. Узнав, что она не прочь перейти на производство, Бобылев обучил ее про­фессии гальваиостега. Способная девушка уже через полтора месяца стала бригадиром.