Теперь надо переходить на массовое производство

Это да­леко не просто. «Москвич-402» имеет более сложную техно­логию кузова, большее число отделочных операций и множест­во новых деталей, производство которых требовалось освоить заново.

Еще в 1936 году Г. К. Орджоникидзе, выступая на одном из совещаний по поводу перехода Горьковского автозавода на массовый выпуск легковых автомобилей М-1, говорил:

«За границей, когда переходят на новую модель, даже Форд на определенный период останавливает завод, машины не выпускает, а начинает работу, когда все подготовлено. Мы одновременно строим и выпускаем автомобили».

В принципе возможны три метода перехода на новые мо­дели автомобилей:

—    переход на массовый выпуск новой модели с полной остановкой завода на весь период пуска и отладки новых тех­нологических процессов;

—    продолжительный параллельный выпуск автомобилей старой и новой моделей с использованием новых площадей;

—    безостановочный переход на новую модель с одновре­менным прекращением выпуска старой модели.

На МЗМА был принят безостановочный метод перехода на новую модель, как наиболее экономичный, хотя и самый

трудный. Этот метод, ранее примененный на ЗИЛе, был на МЗМА коренным образом усовершенствован по части техноло­гии и организации производства.

Сам факт перехода укладывается в несколько лаконичных строк: 20 апреля 1956 года с главного конвейера сошел послед­ний автомобиль старой модели — «Москвич-401» № 212654; следующим на конвейере был «Москвич-402» № 212655. Так свершился окончательный и бесповоротный переход на новую модель советского малолитражного автомобиля.

За этим фактом стоял самоотверженный труд коллектива рабочих, инженеров, техников. Партийный и профсоюзный ко­митеты, комсомол провели большую организаторскую и поли­тико-воспитательную работу. Много сил вложили в подготовку производства новой модели и успешный переход на ее серий­ный выпуск руководители завода — директор Владимир Пет­рович Иванов, главный инженер Виктор Николаевич Поляков, главный технолог Евгений Николаевич Матвеев. Рано утром ж поздно вечером, в любой час дня их можно было увидеть в це­хах, там, где трудно, где решались те или иные вопросы, свя­занные с новой машиной. Двери их кабинетов всегда были открыты для тех, кто, словно пароль, произносил короткую, но такую емкую фразу: «Я по поводу новой модели». Немалую роль в переходе на эту модель сыграли начальник технологи­ческого отдела Г. П. Иванюк, технологи Д. Д. Мельман, М. В. Изис и другие.

Многое для коллектива сделала тогда и заводская проф­союзная организация. Завком был добрым советчиком рабочих и первым их помощником.

Председателем заводского профсоюзного комитета был тогда рабочий-инструментальщик Николай Александрович Бубнов (позже он возглавлял цех эксплуатации инструмента). Его заместителем стал один из ветеранов-кимовцев, старейший рабочий Павел Михайлович Митчин. Активно работали в зав­коме Александр Григорьевич Сереженкин и другие члены зав­кома — рабочие, инженеры, техники, служащие. Всех их объединяла любовь к своему заводу. Не удивительно, что зав­ком профсоюза в ту пору уделял особое внимание подготовке производства новой модели «Москвича».

В 1956 году на заводской отчетно-выборной профсоюзной конференции председатель завкома сказал:

— Наш завод не раз выходил победителем в социалисти­ческом соревновании. Эти успехи вскружили голову некото­рым хозяйственным и профсоюзным руководителям. Они ос­лабили борьбу за повую технику, за быстрейшее завершение подготовки производства нового автомобиля...

Открыли прения. Пошел большой, принципиальный раз­говор о простоях, нарушении ритма на конвейере и о том, какие цехи (и люди!) повипны в этом.

Трудности были действительно велики. Для перехода на новую модель завод должен был освоить производство всех крупных кузовных панелей и деталей, которые для старой мо­дели изготовлялись по кооперации на ЗИЛе. Прессово-кузов- ной цех тогда еще не был достроен, и в эксплуатацию сдали только один пролет крупных прессов.

Чтобы освоить производство нового автомобиля, людям надо было учиться и учиться. Предстояло освоить не только, сложные узлы «Москвича-402», но и технологические процессы их обработки. Занятия с рабочими и инженерно-техническими работниками проводили квалифицированные специалисты.

Во многом выручала тесная связь конструкторов с техно­логами.