Третье рождение завода

 приближалось, но каждый шаг стоил больших трудов. Механизация была слаба, и значитель­ную часть работ пока приходилось выполнять вручную.

Кузовного цеха еще не было. Но былн кузовщики и была ремонтная база, где изготовляли мелкие штампы и штампо­вали мелкие кузовные детали (крупные и средние штамповки завод получал с ЗИСа). Здесь был оборудован первый главный кондуктор — приспособление для сборки и сварки всех кузов­ных деталей, превращавшихся в готовый кузов.

Навсегда остался в памяти первый кузов автомобиля «Москвич» у его создателей Сергея Сидорова, Владимира Ба- гатипа, Василия Булимова, Владимира Щукина. Один из уча­стников сборки первого кузова, ставший впоследствии старшим мастером кузовного цеха, П. Новиков, рассказывает:

—      Нас не смущало то, что большинство работ приходи­лось выполнять вручную. Например, все облицовочные рамки на кузов, кронштейны для крепления рессор изготавливались в тисках с помощью молотка, напильников и других нехитрых инструментов. На рембазе мы делали до 60 наименований раз­личных мелких деталей. Конечно, сегодняшнюю механизацию и автоматизацию производственных процессов не сравнить с тем, что было тогда на нашей ремонтной базе. Но в то время первый главный кондуктор казался нам чудом. Однако с мон­тажом и отладкой этого «чуда» пришлось помучиться.

На восьми сварочных клещах стояли заграничные метки. Не было опыта работы па таком оборудовании, не было опыта сборки и сварки кузовов, приходилось надеяться на смекалку и умелые руки людей.

...Сварили боковины, основание иола. А когда все это закрепили в главном кондукторе, в рембазу началось палом­ничество: каждому автозаводцу хотелось посмотреть, как сле­сари собирают первый кузов.