ЗА РУБЕЖОМ

В шведском журнале «Мир техники» (1968, № 12) была опуб­ликована статья «Ужасное испытание «Москвича», в которой говорилось, что ничему более жестокому не подвергался пи один автомобиль. Вот что писал журнал:

«На протяжеппп 124 миль (124 шведские мили равны 1240 километрам) наши испытатели пытались вытрясти ду­шу из русского автомобиля, но снова потерпели поражение, как иод Полтавой...»

Михаил Хемберг, сотрудник журнала и видавший виды ис­пытатель, жаждал узнать, сколько может выдержать русский автомобиль. После двух дней, проведенных за рулем, он от­ступился. Вот что он рассказывал после испытаний:

«Мы взяли один автомобиль «Москвич» модели 1968 года в чисто стандартном исполнении, проверили его состояние, проехали 124 мили с различной скоростью по самым плохим дорогам, какие могли отыскать...

Для автомобиля это было более тяжелое испытание, чем ралли. Частично потому, что машина не имела дополнительных амортизаторов, а также потому, что раллисты пытаются всегда сохранить автомобиль, насколько это возможно. Мы же дела­ли наоборот.

Все старты брались энергично, все торможения делались резко. Автомобиль шел на полном газу п низкой передаче, п мы не задумывались над тем, что под памп мерзлота и ямы. Умышленно ехали так, что в рессорах хлопало, как при пушеч­ном выстреле.

Решили, как только наша поездка прервется, домой доби­раться на буксире, ибо никакой автомобиль не мог выдержать такого испытания. Но поездка продолжалась.

«Москвич» ехал послушно. Для него не существовало не­ожиданностей в пути, управление было точным, а тормоза — хорошие. После первого дня поездки экипаж чувствовал себя разбитым, а машина выглядела так, будто приняла грязевую ванну.

Техническое испытание прошло отлично. Нам пе удалось «разбить» автомобиль, хотя мы прибегали ко всем известным и неизвестным уловкам. Контрольная проверка также не пока­зала ухудшения состояния машины.

Результат этого испытания наглядно убеждает: советский автомобиль «Москвич» отлично выдерживает подобные испы­тания. С полным основанием заявляем: на нашем автомобиль­ном рынке не много таких машин».

* * *

...Однажды члены Торговой палаты молодых бизнесменов небольшого американского городка Портсмут штата Огайо разработали план, который был назван «Операция в защиту мира на земле».

Один из пунктов этого плана — приглашение рядовой со­ветской семьи в Портсмут на новогодние праздники. Пригла­шение было направлено в Союз советских обществ дружбы и культурной связи с зарубежными странами.

В соответствии с этим приглашением в декабре 1963 года из Советского Союза вылетела в США семья инженера МЗМА Виктора Тимофеевича Позднеева: он сам, его жена Пина Ива­новна, преподавательница английского языка, и их дети — Анатолий, ученик 10-го класса, и шестилетняя Оля.

Через семь дней Позднеевы вернулись в Москву, и вот что рассказал на заводе Виктор Тимофеевич:

—      Что скрывать, мы очень волновались, когда нам пред­ложили лететь в Портсмут. Как-то нас встретят американцы? Поймут ли они нас, а в нашем лице и наш народ, поймут ли они, что мы хотим мира на земле и настоящей, крепкой друж- • бы со всеми народами?

С этими мыслями и сомнениями мы выходим из самолета на пыо-йоркском аэродроме. Огромная толпа корреспондентов собралась у трапа. Мелькпула мысль: «Кого они встречают? Наверное, с нами летела какая-то знаменитость». Но не успели мы спуститься по ступенькам, как вся эта толпа корреспон­дентов бросилась к нам. Только тогда мы сообразили, что они ожидали нас. Посыпались бесконечные вопросы...

Нас рассмешил первый же вопрос: «Ваше впечатление о Соединенных Штатах?»

—     Первое впечатление: здесь живут одни корреспонден­ты, — ответили мы, смеясь.

В это время к нам подошли наш будущий гостеприимный хозяин Джеймс Маккензи, его четырнадцатилетний сын Фи­липп и один из руководителей Торговой палаты молодых биз­несменов Портсмута, Рональд Маккоуп. Они приехали в Нью- Йорк, чтобы встретить пас.

Все вместе летим дальше. В Портсмуте, несмотря на поздний час, на аэродроме собрались сотни жителей этого го­родка. Люди приветствовали нас, дружеским рукопожатиям и улыбкам не было конца. И опять толпа корреспондентов.

Накопец, мы в доме Маккензи, где нам предстоит провес­ти семь дней.

Всю эту неделю у Маккензи не умолкал телефон, почталь­он приносил толстые пачки писем и телеграмм (их пришло около 2 тысяч!). Письма приходили из многих штатов и горо­дов США, от людей различных политических взглядов и убеж­дений, разного общественного положения и материального достатка. Но лейтмотивом всех писем было одно: мы очень ра­ды. что вы приехали к нам, потому что хотим дружить с совет­скими людьми, о которых мы так мало знаем.

Ежедневно в 10 часов 15 минут утра в доме Маккензи проходили пресс-конференции, на которые съезжались коррес­понденты газет ц журналов из многих городов США. Вопросы обычно были самые разнообразные, некоторые поражали аб­солютным незнанием нашей жизни. Спрашивали, ходят ли советские женщины в парикмахерскую, есть ли в СССР такси и большие дома и т. д.

Но часто вопросы носили другой характер: хочет ли со­ветский народ дружить с американцами, как живут советские учителя, какое положение занимает в управлении страной со­йотская женщина, и еще сотни и сотни вопросов, показываю­щих большой интерес американцев к жизни нашего народа.

Программа пребывания в Портсмуте была составлена ин­тересно и разнообразно: мы посетили несколько школ, моло­дежные организации, присутствовали на официальном приеме в мэрии, в гостях у крупного адвоката, посетили Торговую па­лату города, осмотрели металлургический завод и несколько других предприятий.

Удивительно теплым был прием, организованный Торговой палатой Портсмута, на котором нам вручили большой золотой ключ города. Выступавшие на этой встрече взволнованно и сердечно приветствовали в нашем лице весь советский народ.

Интересным было посещение сталелитейного завода. Аме­риканцев очень удивил тот факт, что в Советском Союзе ли- теишпков систематически осматривают специалисты-медики и что в случае малейшего подозрения на профессиональную бо­лезнь дыхательных путей рабочего переводят на другую ра­боту с сохранением прежнего заработка.

— К сожалению, — рассказывал Виктор Тимофеевич, — мне почти не удалось поговорить с простыми американскими рабочими. Эта сторона программы, видимо, не была преду­смотрена нашими любезными хозяевами.

Особо хочется сказать о библиотеках. Как ни старались, мы не могли наптп ни одной книги русского, а тем более со­ветского писателя. То же было и в книжных магазинах горо­да. В ответ на наши вопросы собеседники обычно смущенно пожимали плечами.

Семь дней, проведенных среди американских друзей, убе­дили нас в том, что мир и сотрудничество с нами — искрен­нее желание честных американцев.

* * »

Несколько месяцев спустя, в апреле 1964 года, в Москву по приглашению семьи В. Т. Позднеева и коллектива завода малолитражных автомобилей прилетели из Портсмута Джеймс Маккензи, его жена Каролина и сын Филипп.